вівторок, 9 серпня 2016 р.

Ігор Савчук та Настя Станко на "Громадськом"радіо. Тема - "Миротворець"

Эфир на "Громадськом радіо"
Сайт «Миротворец» объявил о своем закрытии. Что стало причиной этого решения и какие выводы можно сделать из произошедшего? Об этом — в студии «Громадського радио».
Конфликт между журналистами и редакцией сайта «Миротворец» произошел в связи с публикацией на сайте данных о тех представителях масс-медиа, которые были аккредитованы в органах незаконных образований ЛНР и ДНР.
В студии «Громадського радио» — журналист Настя Станко и эксперт по информационным операциям Игорь Савчук.

Игорь Савчук: Этот сайт помог задержать очень большое количество террористов. Более полезного и важного ресурса в этой сфере я не вижу.
Анастасия Станко: Чому сайт «Миротворець» мусів публікувати дані сепаратистів, а не передавати їх в СБУ? Я не розумію необхідності публікувати дані будь-кого в публічний доступ. Як бачимо, це зіграло дуже негативну роль в невмілих руках. Це привело до міжнародного скандалу.
Ирина Ромалийская: Игорь Савчук, вам есть что ответить?
Игорь Савчук: Неделю назад на одном из КПВВ Луганской области был задержан подозрительный человек. Он шел в направлении КПВВ для перехода на украинскую территорию.
Увидев флаг «Миротворца» человек развернулся и пошел в обратном направлении. Спустя некоторое время он решил пересечь линию разграничения в другом месте. Его задержали, привезли на КПВВ, проверили по всем базам, оказалось, что он чист. Проверили по «Миротворцу» — он там был.
Есть законодательная база, которая подразумевает полное доказательство причастности человека, но есть и другие, объективные причины, например — селфи с автоматом в районе боевых действий.
Анастасия Станко: А що сталось з цією людиною?
Игорь Савчук: Этого человека задержали и против него открыли криминальное дело.
Анастасия Станко: Чому ця карна справа не була б відкрита в іншому випадку? Для чого ця інформація у вільному доступі?
Игорь Савчук: Есть еще и превентивный эффект. Я сегодня публиковал статистику из «Google Trends», исходя из которой, подавляющее большинство посетителей сайта «Миротворец» — из Луганска и Донецка.
Анастасия Станко: Ви кажете, що ви доброволець, а можна конкретніше?
Игорь Савчук: С лета 2014 года я принимал участие в АТО в составе батальона «Киев 2». В ноябре нас вывели, сейчас у нас сформировался полк «Киев».
Анастасия Станко: Тобто тепер ви працівник поліції?
Игорь Савчук: Так.
Дмирий Тузов: Яким чином це вплинуло на журналістів, дані про яких було оприлюднено?
Анастасия Станко: Я не можу сказати за всіх моїх колег, але декому з тих, хто є в списках приходять жахливі повідомлення і дзвінки з погрозами. Річ навіть не в опублікованих телефонах, а в прив’язці до того, що всі нібито співпрацюють з терористами. Це стравлювання людей між собою.
Игорь Савчук: Персональные данные — это не только телефоны и имена, это и национальность, или образование. Кроме того, эти данные были опубликованы еще в 2015 году представителями ДНР. Подобная информация публикуется также на сайте МИДа России.
Ирина Ромалийская: О тех, кто аккредитован на территории ДНР или о тех, кто аккредитован на территории РФ?
Игорь Савчук: О тех, кто аккредитован в России.
Люди, которые передавали свои персональные данные, не передавали данные о телефонах и именах. Там очень сложная анкета и для того, чтобы аккредитоваться, нужно пройти проверку МГБ ДНР.
На связи со студией заместитель министра информационной политики Татьяна Попова, которая по версии сайта «Миротворец» возглавляет список антиукраински настроенных журналистов.
Ирина Ромалийская: Как вы восприняли новость о закрытии сайта?
Татьяна Попова: Сайт еще не закрылся, он только объявил о своем закрытие. База еще доступна. Я очень надеюсь, что ее уберут, но я против закрытия самого сайта. Остальные их проекты, на мой взгляд, очень полезны.
Ирина Ромалийская: Чем полезна публикация неподтвержденной информации некими неизвестными лицами?
Татьяна Попова: Их базами пользовались наши спецслужбы для дальнейшей проверки информации.
Анастасия Станко: А чому треба було публікувати ці данні, а не просто передавати їх у відповідні спецслужби?
Татьяна Попова: Я думаю, врешті так і буде, а поки ми маємо декілька днів скандалів в українських і міжнародних ЗМІ.
Ирина Ромалийская: Как вы оцениваете то, что вас назвали возглавляющей антиукраинских журналистов?
Татьяна Попова: Дуже дивно чути, що журналісти, вказані в цьому переліку є антиукраїнськими. Вони, здається, вже дуже давно довели свою відданість Україні.
Дмитрий Тузов: Як цей конфлікт може бути вирішеним?
Татьяна Попова: Я сподіваюсь, що база журналістів буде видалена з сайту «Миротворець».
Возвращаемся к разговору с журналистом Анастасией Станко и экспертом по информационным операциям Игорем Савчуком.
Дмирий Тузов: Чи є цей прецедент показовим для того, щоб в подальшому ці данні передавали спецслужбам?
Игорь Савчук: Находя себя в этих списках, некоторые боевики принимают решение: стоит ли им ехать в Украину или в Россию. Сайт «Миротворец» содержит 60 тыс. имен боевиков и их пособников.
Ирина Ромалийская: Кто определял, что эти люди имеют отношение к боевикам?
Игорь Савчук: Сайт поддерживается большим сообществом волонтеров. Все решения принимаются коллегиально.
Людей, которые проходят туда аккредитацию проверяют очень тщательно. Половина из этого списка — сепаратисты.
Ирина Ромалийская: А вторая половина?
Игорь Савчук: Люди, которые прошли аккредитацию. Сайт «Миротворец» не является обвинительно инстанцией. Это исследовательская организация, которая предоставляет информацию компетентным органам, например, о том, что люди сотрудничали с ДНР тем образом, что прошли аккредитацию. ДНР является террористической организацией.
Анастасия Станко: ДНР не є терористичною організацією. Верховна Рада такого рішення не прийняла.
Ирина Ромалийская: В законе сказано, что такое решение может принять суд, но закон не предусматривает, кто с этим в суд может обратится.
Дмирий Тузов: Які висновки ми робимо з цієї ситуації?
Игорь Савчук: Потрібно шукати консенсус і я думаю, що його буде віднайдено. Сайт «Миротворець» — дуже важливий і дієвий проект.
Анастасия Станко: Можна публікувати особисті дані людей в мережу і при цьому називати їх посібниками терористів? Я не бачу дискусії в тому, чи можна порушувати закон.


Дописати коментар